Эта летняя экспедиция на Мунку-Сардык была самая многочисленная и технически оснащенная. Экспедиция состояла из трех отрядов: ИГ СО РАН (Иркутск), МГУ (Москва) и клуба Портулан ВСГАО (Иркутск). Планировалось провести гляциологические исследования группами всех отрядов и гидрологические сотрудниками МГУ.

Передовой отряд Портулан в район прибыл 16 июля и вел наиболее мобильные исследования, обосновавшись сначала в базовом лагере Портулан, 800 м ниже Стрелки, затем в лагерях у границы леса в долинах рек Мугувек (Дом-2), Бел. Иркут и на Жохое (за пер. Архаров). Ребятами этого отряда были проведены следующие работы: 1) установлены три автоматизированные метеостанции на лагерях Портулан, Дом-2 и вблизи оз. Эхой; 2) детальное изучение наледей на реках Бел. Иркут, Буговек, Мугувек, Жохой и Ср. Иркут; 3) фотомониторинг ледников Перетолчина (истоки Мугувека) и Радде (истоки Бел. Иркута). Этот отряд под руководством доцента кафедры географии иркутской Восточно-Сибирской государственной академии образования С.Н. Коваленко состоял из семи человек (студенты 3-го курса ЕГФ ВСГАО Э.В. Мункоева и К.С. Ключникова, корреспондентка РИО «Новости» г. Иркутска Ольга Просекина, Артем, сын Сергея Николаевича, две дочки Ксюши Ключниковой — 4-х летняя Варвара и 1,5 годовалая Галя, Дмитрий — муж Ксюши).

Отряд ИГ СО РАН встретился с отрядом МГУ для поездки к массиву Мунку-Сардык и проведения совместных исследований в г. Слюдянка. Иногда все отряды на отдельных участках соединялись и проводили совместные работы. Основная задача Института географии была — построение поверхности ледника Перетолчина с использованием сканирующей лазерной системы Optech ILRIS-HD, смена и установка термографов у нижнего края ледника, в районе оз. Эхой, на границе леса по Мугувеку и на стрелке Мугувека и Бел. Иркута, а так же проведение радиационных замеров (прибор СПР-68 был любезно представлен Б. Митиным из Сосновской экспедиции г. Иркутска), изучение горных ландшафтов с использованием космоснимков. Этот отряд состоял из руководителя с.н.с. ИГ СО РАН А.Д. Китова и трех человек м.н.с. Института географии СО РАН Е.Н. Иванова и магистранта второго года обучения ЕГФ ВСГАО И. Варюшина.

Отряд МГУ был наиболее многочисленный (25 человек), руководимый Н.Л. Фроловой и состоял из 2-х групп: гляциологов (руководитель В.В. Поповнин с двумя студентами) и гидрологов. Они провели исследование на леднике Перетолчина и реках Буговек, Мугувек, Бел. Иркут.

19.07.2013 г., четвертый день

Встреча иркутского и московского отрядов была назначена на 1300 местного времени на вокзале г. Слюдянки. Из Иркутска отряд выехал в 800 и уже 1040 прибыл в Слюдянку, расположился на вокзале, предварительно созвонившись, что автобус из Улан-Удэ прибудет пораньше. При подъезде к вокзалу заметили группу туристов — это были воронежцы сплавщики, с которыми мы встречались на оз. Фролиха на Баргузинском хребте (они тогда оказали незаменимую услугу, переправив через Левую Фролиху и угостили рыбацкими трофеями). В это время москвичи выбирались через «пробки» из Истомино по дорогам Бурятии. Так что отряд МГУ задерживался, но вскоре телефонный звонок оповестил, что автобус остановился в Байкальске на обед. В Слюдянку автобус прибыл в 1330, но подъехал не к вокзалу (туда запутанный объездной путь), а с другой стороны виадука от центра города. Дружная группа студентов быстро перенесла вещи к автобусу. Все утрамбовались и тронулись в путь, однако на переезде Слюдянка-II застряли в «пробке» на 30 минут. Через 5 часов подъехали к Мондам, где на въезде нас остановил шлагбаум пограничников. По коллективному пропуску МГУ проследовали дальше. Еще полчаса и прибыли в конечный пункт — мост в устье р. Буговек. Москвичи спросили: «Близко ли подъедем к леднику?». Из электронной переписки они поняли, что можно от тракта подъехать выше и останется всего-то 4 км. Поэтому набрали массу продуктов в коробках, сумках и пакетах. Но тут выяснилось, что от тракта совершенно нет дорог (это не Кавказ) и нужно еще все перенести по лесным тропам на 4 км выше до базового лагеря Портулан, а там уж делать вылазки на 8–10 км.

Пришлось организовать входной лагерь на базовой стоянке Жохой-1[1] в 800 м выше устья Буговека в начале заходной тропы. В этом году, в отличие от прошлого, в устье Буговека была хорошая наледь, это значительно облегчило переноску. Решили поужинать в придорожном кафе. Сначала заказали позы и салаты (для вегетарианцев) и сделали по две ходки и установку лагеря. Позы уже были готовы, но и быстро темнело. После ужина уже в темноте доносили поклажу в лагерь, устанавливали палатки.

20.07.2013 г., пятый день

Подъем, частичные сборы и завтрак с 730. Понятно, что одной ходкой не обойтись и вообще часть вещей нужно оставлять на выход. Подготовили самое необходимое (палатки, личные вещи, еду к обеду и приборы). Пока собирались А. Китов, как проводник, решил посмотреть начало тропы (обычно она в этом месте плохо просматривается), что б ни плутать со всей экспедицией. GPS почему-то не ловил спутники. Вскоре вроде бы нашел, но на обратном пути опять сбился с пути и вышел к берегу Бел. Иркута, а потом проскочил лагерь и вышел над Буговеком ближе к устью на обрыв. И так проскочили незаметно 2 часа с 9 до 11, а выход был назначен в 1000.

Все же поиски не пропали даром и всей колонной правильно прошли по тропе, сначала ближе к левому берегу-обрыву над Буговеком, далее через болота к перевалу Прямой и, наконец, на устье ручья Ледяного к Бел. Иркуту. В районе пер. Прямой на горной тропе перетаскивателям встретилась группа помощников из первого отряда — С. Коваленко с Артемом. Потом рассказывали, что они наделали много шума в перевалочном лагере на входе. Чуть было не вылили все вино и не использовали для растопки деревянные линейки. Бедные студентки-сторожихи отдали «грабителям» все продукты без сопротивления, не веря, наверное, что это наши помощники.

На Белом Иркуте построили мост, хотя некоторые эквилибристы как Егор Иванов, спокойно переходили и по одному бревнышку над бурлящим потоком.

Хотя и захватили самое главное, но не взяли емкости под варево. Хорошо, что на лагере жил 3-х литровый котелок (банка из-под оливкового масла), в которой чай почему-то чернеет, а карагана — нет, его то и использовали для чая, хотя всем досталось по 100 граммов, а нашим коллегам из Портулана (они догнали нас) вообще ничего. К вечеру сделали еще одну ходку за продуктами и собрались все лишь к ужину в 23 часа. До часу ночи продолжался праздничный ужин в честь захода в базовый лагерь.

21.07.2013 г., шестой день

В этот день часть группы МГУ ушла за очередной частью продуктов и вещей во входной лагерь на Буговек, а отряд гляциологов из ИГ СО РАН и МГУ сделали заброску вещей и приборов в лагерь Дом-2 на границе леса по Мугувеку, где остановился отряд Портулана. В лагере дежурил Артем, другие члены экспедиции устанавливали автоматическую метеостанцию вблизи оз. Эхой под Мунку-Сардык и исследовали морены палеоледников и Большую Мугувекскую наледь.

Спрятав приборы в одной из палаток на лагере Дом-2, отправились искать Сергея Николаевича, которого с Эльмирой встретили на одной из морен палеоледника Лугового выше границы леса. Они, не смотря на моросивший дождик, не захотели вернуться на лагерь, остались продолжать исследования. Договорились о совместной работе на завтра (переход в штурмовой лагерь на оз. Эхой) и спустились на базу (лагерь Портулан). Приехавший с нами помощник из отряда Портулан Иван Варюшин решил остаться с географами из ИГ СО РАН. Договорились, что завтра к 1100 поднимаемся в лагерь Дом-2 и идем далее с отрядом Портулан к оз. Эхой — подножию ледника Перетолчина.

22.07.2013 г., седьмой день

Долго собирались, вероятно, не восстановились после вчерашних забросок, и вышли вшестером (Китов, Поповнин, Иванов, Варюшин, Саша, Андрей Смирнов) в 1215 и, естественно, к встрече с членами отряда Коваленко опоздали, они ушли на озеро. В лагере Дом-2 дежурила и занималась видеосъемкой многочисленных здесь пищух только журналистка Ольга. Тут созрел 1-й авантюрный план — поменять палатки. Забрали трехместную палатку отряда Портулан (так как нас было трое) и оставили свою 2-х местную. По пути к оз. Эхой у В. Поповнина созрел 2-й авантюрный план. Он предложил не уносить нам палатку вниз в Дом-2, а они после нас переночуют в ней и спустят ее до лагеря Дом-2, где поменяют ее обратно на нашу и спустят в базовый лагерь Портулан.

С отрядом Коваленко встретились только над оз. Эхой, который все свои работы в этом маршруте в районе Мунку-Сардык закончил и шел уже назад. Они решили из-за неблагоприятных условий изучения ледника, его сильной на момент маршрута заснеженности, не ставить лагерь у озера. Наши планы не одобрили, но что было делать?

Установили штурмовой лагерь, сфотографировались (рис. 2.81) и проводили в обратный путь МГУ-х гляциологов. В этот же день началась плановая работа — заменили один из термохронов на новый. Началась жизнь на газу.

Фото с московскими гляциологами

Рис. 2.81. На оз. Эхой, на фоне Мунку-Сардык с московскими гляциологами из МГУ

23.07.2013 г., восьмой день

Основной рабочий день. Сегодня нам предстоит занести лазерную сканирующую систему на г. Фараон и просканировать поверхность ледника Перетолчина. Но нести прибор придётся уже только втроем на значительно более крутые склоны с 2600 м на высоту 2950 м.

Прибор состоит из собственно сканирующей системы весом 20 кг, поворотной платформы почни такого же веса, набора аккумуляторов с кабелями (немножко полегче), ноутбука и штатива, то же тяжёлого, но главное неудобного, громоздкого. Поднимались полтора часа. Настроились, началось сканирование, но это процесс небыстрый почти два часа. Пока прибор сканировал, мы проверили показания минимального термометра Перетолчина, заменили очередной термохрон и отметили нижнюю границу ледника GPS-ом. Наметили следующий фрагмент сканирования, но завершить его не хватило заряда аккумуляторов. Пришлось сворачиваться. В мае тоже сканирование не удалось, прибор отказался работать при минусовой температуре. В этот раз термометр показывал +8 °С, но ветер все равно забирался под куртки. Прибор видимо не только умеет сканировать, но и предсказывать погоду.

В лагере у озера только успели отмыть всю трудовую грязь и пот, искупаться в ручье, под его небольшим водопадом, сварить и поужинать, как разыгралась гроза. Жуткий ветер почти складывал палатку, приходилось держать дуги. Водяной стеной обрушился ливень. Постепенно буря начала стихать, но вдруг Егор подскочил (почти вертикальный взлет) и вылетел из палатки. Мы выглянули… И увидели…. Бурный поток течет прямо под палатку, образуя под ней еще одно озеро. Вероятно, Бурхан ручья на нас обиделся за купание и отмстил. Потому, что предыдущей ночью ручей не выходил из своих берегов. В одних плавках на холодном ветру пришлось перебазироваться. Вытащили прибор из воды, вычерпали воду из палатки моими уже сухими портянками, палатку с вещами перетащили, хоть и на каменистое, но сухое место, спрятали под ее полог прибор. На горелке, подставив под нее большой плоский камень, пришлось в палатке сушиться, главное высушить коврик Егора, индикатор наводнения. Он состоит из отдельных полос, обшитых материей, вот и подмочил Егора, заставив соскочить. Вечер оказался плодотворным, а то мы думали: «Чем займемся, спать еще рано».

24.07.2013 г., девятый день

Утро выдалось солнечное. В этот раз традиционно с утра было ясно, а с обеда начинались грозы. Сварили завтрак и перешли в режим ожидания. Гляциологи во главе с В.В. Поповниным должны были привести к нам на экскурсию всю группу московских коллег, остаться вместо нас в палатке для работы на леднике, а мы с основной группой спустить прибор до лагеря Портулан. В 1500 на перевале над озером, там, где установлена одна из автоматических метеостанций, появился отряд исследователей.

Состоялась встреча, гидрологические замеры, перекус, фотографирование, распределение составляющих комплекта прибора по «шерпам» и спуск в нижний лагерь. В лагерь у границы леса (Дом-2) спустились к 2000. Конечно, в лагере отряд С. Коваленко нас не ждал. Палаток не было, обратный обмен делать было не с кем. Установили еще один термохрон у метеостанции и к половине 9-го вечера были на Стрелке. Установили еще один термохрон. За эти два дня наледь, перекрывающая выход Бел. Иркута и поворот его к Мугувеку сильно подтаяла и стала разрушаться. Мне удалось по ней переправиться, но вся группа не решилась ступать на коварный лед, и пришлось переправляться ниже по камням и вброд.

Вечером уже настоящий ужин, костер, песни под гитару.

25.07.2013 г., десятый день

Дневка. Но у гидрологов нет выходных, они следили за водным режимом Бел. Иркута, осваивали различные методы измерений, у студентов МГУ была полевая практика.

26.07.2013 г., одиннадцатый день

Экспедиционный отряд ИГ СО РАН сворачивается и уходит вниз. Но до этого нужно дождаться группы гляциологов. По предварительной договоренности они должны спуститься к обеду. Понятно, они вовремя не спустятся, но во сколько. Объявили конкурс — кто угадает, к какому часу подойдут. Время «Ч» — 1600. Долго ждать мы не можем, но без палатки тоже не уйти. Пришлось взять палатку, в которой ночевали, т.е. опаздывающих коллег. Постепенно проигрывали участники конкурса — поставившие на 1200, на 1300, …, на 1600. В 1615 выходим в нижний лагерь Буговек-1. Нам вызвались помогать ребята из группы гидрологов, т. к. кроме прибора добавились еще и личные вещи.

Пол пятого вечера на устье руч. Ледяного встретили группу туристов из Польши. Один из них хорошо говорит по-русски. Он уже пытался взойти на Мунку-Сардык ранее, но не удачно. Однако этот год был еще экстремальнее. Гора была занесена снегом как зимой. При нас на вершину не поднялась ни одна группа туристов. Тремя днями ранее при подъеме у устья Мугувека мы встретили туристов из Иркутска, которые пытались взойти и уже добрались до тросов, ведущих к вершине, но Бурхан Бурин-Хаан напустил грозу и поразил их молнией. У одного отнялась рука, которой он держался за трос, а второй кубарем слетел вниз по снегу и чудом остался живой. Полупарализованные бедолаги еле спустились.

Еще одна группа знакомых туристов из Нижнего Новгорода не смогла преодолеть предвершинный снег и благоразумно спустилась вниз. Думаю, что и полякам подняться в этот раз не удалось.

Вот здесь у Ледяного нас догнали гляциологи. Обменялись палатками и пошли вместе к выходному лагерю. В половине седьмого вечера мы спустились к месту стоянки. Из захоронки ребята набрали очередную порцию вещей и еды и отправились обратно. А у нас оставалась последняя экспедиционная ночь. Очень много оставалось продуктов, самым вкусным ужином показалась «заморская икра» (кабачковая) с хлебом. С нами вместе выходила часть отряда С. Коваленко — журналистка Ольга.

27.07.2013 г., двенадцатый день

Подъем в 7 утра, завтрак, сбор лагеря и самый короткий маршрут 800 м до тракта. Машины еще не было. Пока, соскучившиеся члены экспедиции, поедали позы в придорожном кафе, я вышел на связь с водителем из геопатогенной точки на склоне над кафе — до встречи оставалось 5 километров.

Анонс

Еще одна совместная экспедиция (ИГ СО РАН и ВСГАО) состоялась в ноябре этого же года. Ее целью была проверка трех установленных автоматических метеостанций. Этот поход был наиболее экстремальный. Бурхан еще сильнее засыпал все снегом, переметя все тропы. В первый день приезда, не смотря на суровые условия, уже в темноте дошли до лагеря Дом-2 на границе леса.

Ночевали при 13 °С. На завтра до озера вместо 1–2 часов добирались более четырех часов. Удачно сняли все показания метеостанций. На озере, оказывается, было теплее ночью — всего 7 °С. Хорошо, что не взяли еще одну метеостанцию для установки на вершине. Не хватило сил даже добраться до «Фараона» и взглянуть на ледник. Следующая ночь была значительно теплее (9 °С) мы даже почти не замерзли. Следующий марш-бросок на спуске был сразу до тракта, но до этого еще произвели исследование наледей по Бел. Иркуту. А потом уже для желающих позный ужин в кафе и ночная поездка домой. Экспедиция прошла удачно, жаль только, что воры сняли с одной метеостанции на Портулане флюгер.

Главные итоги прошедших в 2013 году летне-осенних экспедиций студенческо-преподавательского клуба «Портулан» в район горы Мунку-Сардык заключались в следующем. Были проведены полевые режимные научные исследования речных и присклоновых наледей, склоновых форм рельефа и процессов их формирующих по долинам рек Бел. Иркут, Буговек, Мугувек, Ср. Иркут, Жохой; выбраны места и установлены автоматические метеостанции на высотах 1800, 2100, 2650 м.

После детальных полевых работ в этой и предыдущей весенней экспедиций в долинах рек Бел. Иркут, Ср. Иркут, Мугувек, Буговек, Жохой и их притоках ручьях Ледяной и Наледный удалось выделить вертикальные ступени развития современного рельефа, определить генезис наледей и впервые построить полную карту гляциального рельефа в данном районе (рис. 2.82), где последние значимые формы рельефа были созданы покровными, долинно-каровыми и каровыми ледниками, начиная с сартанского оледенения территории 24–11 тыс. лет тому назад. Картина распространения на карте ледяных объектов — наледей, открытых ледников и глетчеров — четко показывает распределение льда по территории. По этой карте можно подсчитать примерную площадь территории активно подвергающейся современному гляциальному воздействию или, более громко, площадь современного оледенения территории. Кроме того, количественный подсчет ложбин и рек первого порядка в приводораздельных частях с учетом снегового переноса позволит в дальнейшем дать примерную характеристику и нивальной составляющей рельефоформирующих процессов (Коваленко Мункоева, 2013).

Карта геоморфологическая

Рис. 2.82. Геоморфологическая схема (Коваленко, Мункоева, 2013)

1– реки и ложбины первого порядка, 2– реки и ложбины второго порядка, 3– реки третьего порядка, 4– реки четвертого порядка, 5– реки пятого порядка, 6– река шестого порядка (Иркут) и ее левые притоки, 7– современные ледники и каменные глетчеры, 8– наледи, 9– выходы цокольных подморенных поверхностей, 10–12– типы рельефа: 10– альпийский, 11– термальный, 12– эрозионный. Черными числами приведены номера наледей рис. 2.83

Руководителем НИРС был доцент кафедры С.Н. Коваленко, основными исполнителями студенты четвертого курса ВСГАО Э.В. Мункоева и К.С. Ключникова. Основной целью этой экспедиции было продолжить географические исследования и режимные наблюдения по этому району, ведущиеся нами здесь уже 11 лет. Задачами этой экспедиции были: 1) собрать новые данные и систематизировать старые по речным и присклоновым наледям района (рис. 2.83); 2) продолжить видео-фотомониторинг современных ледников (Перетолчина, Радде) и летних остатков наледей; 3) установить автоматические метеорологические станции на разных высотных уровнях (Ключникова, 2013); 4) продолжить наблюдения за погодой на ключевых участках района. Поставленная цель и задачи были успешно выполнены.

Карта наледей

Рис. 2.83. Карта порядков рек и распределения наледей изучаемого района

1– вершины; 2– наледи (номера на карте: 1– Верхняя, 2– Большая Среднеиркутная, 3– Большая Белоиркутная, 4– Ручья Наледного, 5– Ночная, 6– Большая Мугувекская, 7– Каньона Мугувека, 8– Усть-Мугувекская, 9– Белоиркутная, 10– Домашняя, 11– Таборная, 12– Архаров, 13– Лесная, 14– Потайная, 15– Красивая, 16– Ручья Ледяного, 17– Детская, 18– Большая Буговекская, 19– Усть-Среднеиркутная, 20– Усть-Белоиркутная, 21– Усть-Буговекская), 3–7– порядки рек: 3– первый порядок; 4– второй порядок; 5– третий порядок; 6– четвертый порядок; 7– шестой порядок

Изучили и подробно описали все наледи (по Мугувеку, Бел. Иркуту, Ср. Иркуту, Буговеку, Ледяному, Наледному, Жохою), установили их генезис, выделили самые первые последовательно развивающиеся генетические ступени высокогорного гляциального рельефа, в которых только одна ступень имеет наледи (Коваленко, Мункоева, 2013). Таким образом, мы установили, что все наледи имеют генетическую связь с оледенениями и четко обусловлены системными (закономерными) процессами образования и преобразования современного рельефа района.

Сделано 2060 фотоснимков (С. Коваленко — 1069, Э. Мункоева — 574, А. Коваленко — 418) и отснято 11,9 Gb видео высокого (HD) разрешения: наледей и деталей их строения, ледников и деталей их строения, различных форм рельефа гляциального, нивального, эрозионного, склонового происхождения, различных горных растений, птиц и животных.

Расширен ареал распространения соссюреи Дорогостайского. В этом году довольно много ее экземпляров (до 10–20 шт.) были отмечены в верховьях Белого Иркута — 2 экз. (тН191), в верховьях Мугувека — более 20 экз. и среднем течении Мугувека — 1 экз. (тН 239э, 159, фото 9540–42; 9665–67). Так же обратили внимание на то, что карагана гривастая растет только в лесной полосе вблизи границы леса и ниже в долинах Белого и Черного Иркутов, Мугувека, Буговека, Ср. Иркута, в долине реки Жохой ни одного экземпляра не наблюдалось.

В летний полевой сезон 2013 года были встречены ранее не отмечаемые животные в этом районе — кабаны, которые в количестве трех экземпляров паслись вдоль тропы по левому склону долины Среднего Иркута.

Были продолжены наблюдений за погодой (замеры температуры воздуха, атмосферного и барометрического давления, осадков и ветра) по всем точкам, где организовывались базовые лагеря: на высоте 1600 м в долине р. Буговек, на высотах 1800, 2100 и 2500 м в долине р. Бел. Иркут, на высоте 2100 м в долине р. Мугувек, на высоте 2500 м в долине р. Жохой. В работе использовались GPS-навигаторы, минимальные и максимальные термометры, термохрон и автоматические метеостанции (подробно см. Ключникова, 2013).

В летний полевой период 2013 г. в районе фиксировалось количество посетителей района. В основном поток туристов наблюдался в выходные дни, всего за месяц нами было насчитано около 35 туристов, большинство из них было из Иркутска и Ангарска, организованная группа туристов из шести человек с Нижнего Новгорода, ученые и студенты из Москвы (20 человек гляциологов и гидрологов МГУ).

Параллельно с нами в районе работали сотрудники Института лимнологии СО РАН, г. Иркутск (6 человек), которые в течение трех дней проводили исследования ледникового оз. Эхой, установили приборы наблюдения за лимнологическим режимом озера (в центре озера) и термохрон вблизи озера.

[1] Первый (входной) лагерь все отряды организовывали в этой экспедиции в 800 м выше устья Буговека в начале заходной тропы.