Материалы этого раздела публикуются на этом сайте с любезного разрешения авторов статьи «Каменный глетчер» Белого Иркута   Коваленко С.Н.,  Китова А.Д.,  Мункоевой  Э.В.,  Зацепиной Н.А. (2013).

 Is first found in a preliminary description of the Munku-Sardyk has stone stream into the starboard Belyi Irkut River 3 km from Irkut’s mouth. Given his brief, situation in the glacial-nival formations, pictures and schematic.

Munku-Sardyk Ridge, nival kamienny potok, stone gletscher, live, a landslide of talus


В

о время майской, совместной с учеными Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН, экспедиции 2013 года студенческо-преподавательского клуба Портулан в район самой высокой вершины Восточной Сибири Мунку-Сардык был обнаружен активно действующий, сохранившийся, вероятно с сартанского времени (11 тыс. лет тому назад) необычный объект криогенно-склоновых процессов — каменный поток, очень похожий на каменный глетчер, расположенный в самом активно посещаемом туристами и учеными месте — в правом борту реки Белый Иркут в трех километрах от устья (рис. 1). Каменные глетчеры Восточного Саяна ранее упоминались в работе М.Г. Гросвальдом (1959). Нами они неоднократно описывались в Вестнике кафедры географии ВСГАО (Коваленко, 2011; 2011а) в районе Мунку-Сардык, причем, как современные так и древние, находящиеся на различных стадиях формирования выделяемых Л.Н. Ивановским (1981), например, каменный глетчер четвертой стадии палеоледника (п/л) Древне-Северного; каменные глетчеры, на второй и третьей стадиях развития, современных ледников Перетолчина и Радде; каменным глетчером, прошедшем все стадии развития, является п/л ВСГАО; каменным глетчером на переходной от второй к третьей стадии развития глетчера находится ледник Бабочка; на третьей стадии жизни находятся каменные глетчеры Энтузиастов, Рыжий, Жохойский и др.

При беглом знакомстве с обнаруженным «каменным глетчером» создается впечатление, что это будто бы стабилизировавшийся длительно существующий каменный глетчер на третьем этапе развития (по Л.Н. Ивановскому), когда «на его поверхности выделяются четкие и глубокие продольные и поперечные ложбины-рвы-провалы над трещинами в ледяном теле подземной части ледника. Наблюдаются дифференцированные криогенные подвижки поверхностных слоев рыхлых отложений и пластические перемещения сцементированной вторичным и первичным льдом массы каменного глетчера. В результате этих подвижек образуются многочисленные поперечные гряды, ложбины, уступы и пр. Наиболее древняя приконцевая часть обычно выглядит в виде фронтального уступа, моренный материал, которого часто перемешан со склоновыми отложениями или навален на морены предыдущих стадий. Эта часть глетчера цементируется лишь инфильтрационным льдом» (Коваленко, 2011, с. 58). При внимательном изучении его геоморфологического положения, формирующегося осыпного материала и характера его движения, отсутствие фронтального уступа (породы просто сваливаются в реку и уносятся потоком) встал вопрос об отнесении его к нормальным каменным глетчерам или каменным потокам. 

 Схема расположения потока

Рис. 1. Положение каменного потока на карте района и в структуре живой Бело-Иркутной осыпи

1– денудационная часть осыпи, 2– денудационно-аккумулятивная часть осыпи, 3– каменный поток, 4– основные хребты с отметками высот, 5– активно посещаемые туристами перевалы с отметками высоты, 6– места постоянных стоянок и наиболее популярные маршруты туристов

 

Изучение современных работ по каменным глетчерам и систематике форм рельефа криогенно-склонового и гляциального происхождения (Ивановский, 1981, 1993; Горбунов, 1989; Михайлов, Останин, 2004; Галанин, 2005, 2009) дает нам основание вслед за Н.Н. Михайловым и О.В. Останиным с небольшими нашими дополнениями выделять в районе:

1. Забронированные ледники и каменные глетчеры, которые имеют в верховьях современный ледник (ледники Перетолчина, Радде и Бабочка). Переход забронированных ледников в каменные глетчеры происходит при перекрытии большей части открытой поверхности ледника моренно-осыпным и обвальным материалом. Такие гляциальные системы остаются ледниками и подчиняются всем закономерностям развития обычных ледников. Глетчерные каменные языки таких ледников следует рассматривать как стадиальные формы моренно-ледникового рельефа.

Переход таких ледников в каменные глетчеры происходит при перекрытии большей части поверхности ледника моренно-осыпным и обвальным материалом.

2. Карово-долинные каменные глетчеры, располагаются в верховьях основных и боковых долинах, в цирках и карах боковых отрогов, в которых отсутствует современные ледники с открытыми частями поверхности льда (Энтузиастов, Рыжий, Жохойский и др.). Такие каменные глетчеры могут существовать достаточно длительное время. В последующем они могут при благоприятной обстановке (подпитка атмосферными и подземными, грунтовыми водами ледяной массы и подпитка коллювиально-солифлюкционным материалом каменной массы) переходить в разряд каменных потоков, когда глетчерный лед будет замещен вторичным инфильтрационным льдом.

3. Присклоновые гляциально-каменные потоки, часто формирующие мощные комплексы или группы каменных потоков (в нашем районе пока не обнаружены).

4. Единичные каменные потоки (каменный поток Активный). Эти образования ранее могли быть связаны с оледенением, но в настоящее время являются чисто мерзлотными. Обломочный материал таких объектов имеет преимущественно лавинно-осыпное и обвальное происхождение, а лед возникает в результате проникновения в каменную массу талых и дождевых вод, переноса снега и его погребения. Они, как правило, формируются на склонах горных долин, иногда в древнеледниковых цирках и карах, без участия оледенения.

Гипсометрический профиль

Рис. 2. Гипсометрический профиль каменного потока с точками наблюдения

 

Учитывая все вышесказанное и подробные ниже рассмотренные характеристики, обнаруженный нами «каменный глетчер» следует отнести к единичным каменным потокам, берущим свое начало из небольшого старого кара по статистическим характеристикам соответствующему 7 СВУК.

Длина каменного потока от выхода его на живую Бело-Иркутную осыпь (тН[1] 013) до стенки кара (тН 025) составляет 660–670 м (рис. 2–6). Здесь же на осыпи он имеет максимальную ширину, достигающую 120–150 м. Подошва мерзлых грунтов каменного потока в тН 013 лежит на абсолютной высоте 1810 м (в 60–80 м над поймой реки), а в верхней части (тН 025) — на высоте 2020–2030 м. Таким образом, амплитуда вертикального размаха каменного потока составляет 200–210 м. На профиле потока в его разных частях можно выделить от трех до семи выровненных площадок.

Горизонтальная или слабонаклонная площадка в верхней части кара-трога глетчера (тН 025) представляет собой дно кара бывшего ледника и в настоящее время находится на высоте 2030 м. Выше нее по краю с коренным скальным склоном или по подножию коллювиальных аккумулятивных конусов осыпей проходит последняя, самая верхняя в системе глетчера трещина отрыва похожая на бергшрунд каровых ледников. Такие параметры верхнего и нижнего уровней выровненных площадок (кара и трога) соответствуют 7 СВУК (Портулановский уровень) или сартанскому возрасту периода оледенения второй его фазе 11 тыс. лет тому назад (Коваленко, 2011). Возникнув в столь древнее время в рыхлых геологических породах (зеленые и черные хлоритовые сланцы), «глетчер» обеспечил себе длительную и стабильную жизнь. На конечной и современной стадиях, когда ледники его уровня (Портулановский, Кедровый, Потайной и др.) навсегда стаяли, он, зарывшись в рыхлые сланцевые породы, получил, вероятно, к тому же еще и постоянную подпитку от подземных вод, циркулирующих по границе близлежащего гранитоидного небольшого массива, быстро превратившими каменный глетчер в каменный поток с инфильтрационным льдом. Северная ориентировка экспозиции вмещающего поток кара и небольшого трога способствует сохранению холода и влаги в теплое время года.

Схема строения потока

Рис. 3. Каменный поток Активный

1– стенка кара п/л Бакалавров ЕГФ, в современном виде представляющая часть денудационной осыпи, частично обеспечивающая каменный поток обломочным и водным материалом, 2– моренный материал п/л Бакалавров ЕГФ, 3– контуры современного каменного потока, 4– денудационная часть живой современной Бело-Иркутной осыпи, 5– аккумуляционная часть современной осыпи (коллювий), 6– солифлюкционно-делювиальные отложения, 7– оползни: а) деляпсий, б) плоскости скольжения, 8– наиболее опасный участок тропы по Белому Иркуту, 9– водораздел Белого Иркута и руч. Ледяного, 10– граница леса

Движение каменного потока, вероятно, не прекращается и в холодное время года, т. к. за зиму смерзшийся грунт глетчера успевает на несколько метров выдвинуться над рыхлой осыпью обрыва реки в виде медленно таящего весной и летом уступа (рис. 5–6). Это позволяет в конце холодного периода определить мощность глетчера, которая составляет 1/6 высоты рыхлой активной осыпи, или примерно 12–16 м. Особенно интенсивно материал в реку каменный поток поставляет с наступлением теплого периода. В начале зимы с правого бока тела каменного потока над речным обрывом образуется наледь Красивая, указывающая на достаточное питание каменного потока водой, излишки которой и сбрасываются в виде наледи.

Из-за обильного поступления каменного обвального материала с каменного потока только в этой нижней части осыпи периодически образуются хорошие аккумулятивные конусы, в отдельные периоды почти на половину перегораживающие русло реки, размываемые и уносимые речным потоком. Вдоль остальной части осыпи каменные обвалы не столь часты. Это хорошо видно поздней весной по количеству выкатившихся камней на речную наледь Белого Иркута. Усиление поступления материала наблюдается в вечерние часы в начале лета и в конце весны, когда осыпь нагревается заходящим солнцем.

Центральная часть тела каменного потока разбита поперечными и продольными (краевыми) трещинами отрыва и скольжения, что создает грядово-западинный рельеф выположенных разноуровневых (повышающихся к стенке кара) поверхностей и довольно высокие извилистые уступы перпендикулярные направлению движения потока.

Каменный поток, получая обломочный материалом с крутых склонов, транспортирует его с достаточно высокой скоростью и создает формы рельефа «псевдоморены» очень похожие на краевые морены настоящих ледников. Например, правая боковая осыпная «морена» высотой 12–15 м и шириной 25–30 м (рис. 7), подпитываясь коллювиально-деляпсивным материалом со склона, имеет длину более 150 м. Она, как и центральная движущаяся часть каменного потока, разбивается поперечными трещинами отрыва.

Факторы длительного существования каменного потока Активного

1. Северная экспозиция его элементов.

2. Достаточное количество коллювиального материала.

3. Подпитка подземными водами, которая, чаще всего в нашем районе осуществляется на границе разнородных грунтов или разломов, таких как: контактовые поверхности древних морен с коренными породами, контакты гранитоидов с осадочными породами, плоскости разломов.

Выдвижение потока из кара

Рис. 4. Выдвижение каменного потока из «кара»

 Выход потока на живую осыпь Белого Иркута

Рис. 5. Выход каменного потока на осыпь Белого Иркута

 Деталь рисунка 5

Рис. 6. Детальный фрагмент рисунка 5

 Транспортерная лента потока

Рис. 7. «Морена» на транспортерной ленте каменного потока

 

Признаки бронированных ледников и каменных глетчеров

1. Наличие, заложившихся еще на первой стадии формирования, когда существовал каровый ледник с открытой поверхностью льда, двух ледяных стоков.

2. Наличие признаков движения подземного льда: крупные диагональные, продольные и поперечные трещины отрыва или провалы в плаще рыхлого моренного материала перекрывающем подземный лед. Последние, как правило, преобладают как по количеству, так и по плотности и величине.

3. Наличие живых осыпных движущихся морен[2], чаще всего краевых, питающихся как коллювиальным материалом окружающих денудационных склонов, так и скатившимся по поверхности открытой части льда или вытаявшим из подземного льда.

Сходство и отличие каменных потоков, глетчеров и оползней

Схема строение оползня приведена на рисунке 8.

1. Каменные глетчеры и каменные потоки имеют длительный и постоянный характер движения, а оползни относительно кратковременны.

2. У каменных глетчеров и потоков нет главной плоскости скольжения и крупных оползневых тел.

3. Основной особенностью и в то же время главным отличием каменных потоков от каменных глетчеров и оползней то, что движение его осуществляется за счет инфильтрационного льда, а не глетчерного, оставшегося от предыдущих стадий ледника. Это значительно уменьшает масштабность явлений и структур, образующихся за счет скорости движения или таяния подземного льда.

4. Формируемый рельеф внешне схож — это грядово-западинный с многочисленными трещинами отрыва, только в оползнях отсутствуют продольные гряды и осыпные краевые морены. Последние пересыпают поперечные трещины отрыва, наиболее крупные из которых, в случае сложного оползня, могли бы являться плоскостями скольжения оползневых масс.

5. Отсутствие или значительная разреженность древесной растительности в пределах глетчеров и каменных потоков по сравнению с окружающей территорией. Только по краям их наблюдаются оползневые явления с пьяным лесом, сабельными деревьями, разрывами стволов деревьев.

6. Наличие движущихся псевдоморен (см. рис. 7), чаще всего краевых, имеющих четко установленный коллювиальный источник с окружающих денудационных склонов, делювиальных или оползневых процессов.

Схема оползня

Рис. 8. Схема строения оползня (по Ламтадзе, 1977).

1– оползневой цирк, 2– бровка главного уступа, 3– уступ главный, 4– вершина оползня, 5– уступ внутренний, 6– тело оползня, 7– поверхность скольжения, 8– неровности рельефа поверхности (валы, бугры и др.), 9– трещины поперечные и др., 10– подошва оползня

Таким образом, учитывая все признаки каменных глетчеров, каменных потоков и оползней, можно с уверенностью сказать, что найденный нами движущийся каменный поток относится к типичным каменным потокам, впервые обнаруженным в нашем районе.

Литература

Галанин А.А. Каменные глетчеры — особый тип современного горного оледенения северо-востока Азии // Вестник ДВО РАН.–2005.–№ 5.– С. 59–70.

Галанин А.А. Каменные глетчеры Северо-Востока России: строение, генезис, возраст, географический анализ : автореф. дис. … докт. геогр. наук : 25.00.25 / А.А. Галанин ; Северо-Восточный комплексный научно-исслед. ин-т ДВО РАН.– Магадан, 2009.– 35 с.

Гросвальд М.Г. Каменные глетчеры Восточного Саяна // Природа.– 1959.– № 2.– С. 89–91.

Ивановский Л.Н. Гляциальная геоморфология гор (на примере Сибири и Дальнего Востока).– Новосибирск: Наука, 1981.– 173 с.

Ивановский Л.Н. Экзогенная литодинамика  горных стран.– Новосибирск: Наука, 1993.– 213 с.

Коваленко С.Н. Гляциальная геоморфология района г. Мунку-Сардык. Статья 1. Формы локального оледенения долин рек Мугувек и Белого Иркута // Вестник кафедры географии Вост.-Сиб. гос. академии образования.–2011.–№ 1.– С. 38–62.

Коваленко С.Н. Гляциальная геоморфология района г. Мунку-Сардык. Статья 1. Формы локального оледенения долин рек Бугота, Буговек, Средний Иркут и Жохой // Вестник кафедры географии Вост.-Сиб. гос. академии образования.– 2011а.–№ 2.– С. 48–59.

Ломтадзе В.Д. Инженерная геология. Инженерная геодинамика.– Л.: Недра, 1977.– 479 с.

Михайлов Н.Н., Останин О.В. «Каменные глетчеры» Алтая как форма криогенно-склоновых и гляциальных процессов // Известия Алтайского гос. ун-та.–2004.– № 3 (33).– С. 61–65.



[1] тН — точки наблюдения

[2] Определение и описание осыпных морен см. статью С.Н. Коваленко (Коваленко, 2011, с. 59–60.